Deutsch
Griechisch
Englische

Gods and Men cover look inside

2. Боги и Люди

(Russian)

Also available in English and German

 

 

Price: € 6,90

Usually ships within 24 hours

 

 

 

 

  • Overview
  • Details
  • Text
  • Contents
  • Write a review

«А Олимп? Там нет ничего. Ничего, кроме голых вершин, на которые поднимаются время от времени отважные альпинисты». Такими словами завершается эта книга. Она уводит читателя в волшебный мир греческой мифологии, которая началась с сотворения человека и закончилась вместе с греческой религией. Имена и события, вошедшие навсегда в сокровищницу европейской культуры, живо предстают на страницах этой книги. Прометей, подаривший людям огонь, загадочный пифос Пандоры, царь Мидас, наделенный даром превращать все в золото своим прикосновением, певец, восседающий на спине дельфина. Читатель узнает, откуда происходит выражение «Танталовы муки», переживет трагическое завершение полета Икара в небо, узнает, откуда получили свои названия Пелопоннес и Европа, будет очарован пением Орфея и его любовью к Эвридике.

 

Несмотря на то, что греческие боги уже давно погрузились во мрак времени, творения фантазии греческого народа сохраняют свое очарование и в наши дни.

2. Боги и Люди

(Russian)

 

Retold by Menelaos Stephanides
with 31 pencil drawings by Yannis Stephanides
Translation: Oleg Tsybenko
256 pages, paperback, pocket size 16,5 x 11,5 cm

Ages: 12 and up

ISBN: 9789604251094

 

ПЕЛОП И ЭНОМАЙ

 

Тот, кто посетит в наши дни Олимпию и войдет в Музей, конечно же, остановится в восхищении перед статуями двух знаменитых фронтонов, которые украшали некогда храм Зевса. На восточном фронтоне представлено состязание Пелопа и Эномая на колесницах, на западном – битва лапифов и кентавров.

 

Об этих мифах стоит рассказать уже хотя бы потому, что они представлены на столь восхитительном скульптурном декоре храма.

 

Однако прежде, чем приступить к мифу о состязании Пелопа с Эномаем, следует рассказать об отце Пелопа, Тантале.

 

В Лидии, области Малой Азии, которая простирается у подножья священной горы Тмола, царствовал Тантал, сын Зевса и Плуто.

 

Тантал обладал всеми земными благами. Ему принадлежали самые плодородные земли, дававшие щедрые урожаи зерна и изобилие плодов. На сочных лугах паслось множество овец, следовавших за круторогими баранами. На других пастбищах пались быки и коровы, за которыми присматривали пастухи, скакавшие верхом на конях знаменитой породы. Богатые дары посылали ежедневно Танталу правители, признававшие над собой его власть. А кроме всего этого богатства, было у Тантала и золото, которое приносил ему Пактол, самая златообильная река в мире.

 

Словно всего этого было мало, Тантал пользовался еще таким благорасположением богов, как никто из смертных на всей земле. Боги часто спускались с Олимпа, чтобы пировать вместе с ним в его золотых чертогах. Нередко они приглашали и Тантала пировать с ними на Олимпе, угощая его там амброзией и нектаром.

 

Отец Тантала Зевс любил своего сына так сильно, что даже приглашал его на совещания богов, где принимались великие решения о судьбах рода человеческого.

 

Однако любовь, которую выказывали Танталу боги и сам Зевс, стала причиной того, что он непомерно возгордился и стал считать себя превыше богов. Поэтому он начал пренебрегать богами. Он приносил с Олимпа амброзию и нектар и угощал ими своих друзей на земле. Кроме того, в гордыне своей Тантал дошел до того, что стал открывать людям тайны богов. Зевс как-то предостерег сына, сказав, что если тот хочет сохранить дружбу с ним и с другими богами, то должен быть осмотрительным, но заносчивый Тантал ответил, бахвалясь:

 

– Я буду делать все, что пожелаю. Я достаточно могуществен, чтобы не выслушивать советы, чьи бы то ни было.

 

Зевс нахмурился, но, поскольку слишком любил своего сына, не покарал его.

 

Однако из-за этой любви дерзость Тантала возрастала все более. Так, он дошел до того, что дал ложную клятву, сказав богам, что не знает, где находится критская золотая собака, бывшая их любимым животным, хотя в действительности не только знал это, но и сам же прятал ее.

 

До тех пор никто из богов не нарушил клятвы, и никто из смертных, нарушивших клятву, не остался безнаказанным. Вот почему, узнав об этом, Зевс страшно разгневался. Однако и на сей раз верх одержала любовь к сыну, и он снова не покарал Тантала.

 

Впрочем, свою безнаказанность Тантал счел свидетельством бессилия богов и, совершенно утратив чувство меры, дошел в своей гордыне до того, что возомнил, будто он – самый могущественный среди всех, и поэтому может совершать даже тягчайшие преступления, оставаясь безнаказанным. Когда в голову ему пришла эта отвратительная мысль, Тантал стал думать, как бы совершить самое гнусное преступление. К сожалению, он, действительно, додумался до такого. Тантал решил убить собственного сына, приготовить из него яство и угостить богов. Таким образом, Тантал решил не только оскорбить богов, но еще и доказать им, что они, вопреки собственным утверждениям, не являются всеведущими, поскольку не знают даже, что едят.

 

Так, Тантал пригласил богов во дворец и поставил перед ними самое ужасное угощение, которое подавали когда-либо на стол.

 

Однако боги сразу же поняли, что за яство поставил перед ними Тантал, и не притронулись к нему. Все они смотрели теперь на Зевса. Лицо отца богов и людей стало ужасно. Громы и молнии обрушились на землю. Такое преступление не могло оставаться безнаказанным, и Зевс немедленно низринул Тантала в сумрачное царство Аида, где его ожидали нескончаемые ужасные муки.

 

Тантал был осужден стоять в озере с кристально-чистой водой. Жажда мучила его, ему хотелось пить. Но едва он наклонялся, вода тут же исчезала, и под ногами у него оставалась только пересохшая земля. Едва Тантал выпрямлялся, вода снова появлялась из земли и доходила ему до пояса. Тантал непрестанно пытался утолить жажду, но не смог сделать так, чтобы хотя бы капля попала ему на пересохшие губы, и страшная пытка жаждой длилась вечно. Однако это было еще не все. Над головой у Тантала свисали ветви, сгибавшиеся под тяжестью зрелых сочных плодов, однако Тантал вечно терзался голодом. Едва он протягивал руку, чтобы сорвать хоть один плод и прекратить терзавшие его муки голода, ветви в то же мгновение поднимались ввысь, и Тантал не мог достать их. Так происходило без конца, и страшный голод изводил Тантала. Кроме того, огромная скала нависала над головой у Тантала, угрожая упасть и раздавить его. При малейшем колебании, при малейшем треске скалы Тантал содрогался от страха быть раздавленным. Однако скала не падала, а только мучила Тантала нескончаемыми муками страха.

 

Так сурово, но справедливо был покаран тот, кто вообразил, будто может стать сильнее богов, совершая жуткие преступления.

 

Покарав такой карой гнусного царя Лидии, Зевс позвал Гермеса и велел ему убрать со стола все остатки тела сына Тантала, тщательно вымыть их и соединить, чтобы воссоздать так юношу, столь преступным образом лишенного жизни. Гермес с великим мастерством выполнил поручение отца. Не хватало только плеча юноши, которое съела Деметра: опечаленная исчезновением своей дочери, богиня не поняла, какую пищу она вкушала. Однако Гефест восполнил недостачу, смастерив плечо из тщательно отделанной белой слоновой кости. Под конец Зевс вдохнул в бездыханное тело жизнь, и сын Тантала снова воскрес к жизни. Это был Пелоп, на плече у которого осталось навсегда белое пятно. С тех пор все люди, у которых на теле было белое пятно, считались потомками Пелопа.

 

Пелоп занял трон своего отца. Однако долго царствовать ему не пришлось: он был побежден царем Трои и вынужден уйти в изгнание. Он взял с собой все, что мог из отцовских сокровищ, взял свою сестру Ниобу, речь о которой пойдет в следующих главах, и вместе с верными друзьями покинул родину и прибыл в Грецию.

 

Побывав в различных областях, Пелоп прибыл затем в Пису – город близ Олимпии, в котором царствовал Эномай.

 

У Эномая была дочь – прекрасная Гипподамия, которую он не желал выдавать замуж, поскольку оракул возвестил ему смерть от руки мужа его дочери. Поэтому, пытаясь избежать злой участи, Эномай решил убивать всякого, кто только попросит руки Гипподамии. Потому-то Эномай и объявил, что отдаст дочь в жены только тому, кто одолеет его в ристании колесниц. При этом соискатель знал, что если он не одержит победу, то погибнет, пронзенный копьем Эномая.

 

Однако царю Писы неизменно была обеспечена победа, а его противнику – смерть, потому что кони Эномая были быстрее даже порывистого северного ветра, а сам он был лучшим возничим во всей Греции.

 

Несмотря на это, уже четырнадцать героев решились ранее состязаться с Эномаем ради руки прекрасной Гипподамии. Все они были побеждены и убиты длинным копьем грозного царя Писы.

 

Прекрасная Гипподамия не оставила равнодушным и Пелопа, который тоже решил состязаться в беге на колесницах с непобедимым и свирепым Эномаем.

 

Гипподамия полюбила Пелопа и просила его не вступать в состязание, чтобы он не погиб, как другие герои. При этом она сказала:

 

– Кони у моего отца – самые быстрые на свете, а сам он – самый искусный возничий во всей Греции. Лучше тебе уйти и никогда больше не видеть меня, чем потерять из-за меня жизнь.

 

– Жизнь я не потеряю, а ты станешь моей женой. Кони у меня быстрые, как ветер, – сам Посейдон подарил мне их. А, кроме того, боги всегда помогали мне, помогут и сейчас.

 

И вот Пелоп явился к Эномаю и сказал, что желает жениться на Гипподамии и готов вступить с ним в состязание на колесницах.

 

– Очень хорошо, – ответил Эномай. – Если тебе самому не жаль своей юности и удали, не стану жалеть их и я. Окажу тебе только одну услугу, которую оказывал я и другим, – позволю тебе отправиться на час раньше до моего отъезда. Только знай: настигнув, я убью тебя.

 

Однако Пелопу решил помочь Гермес.

 

– Мы спасли Пелопа, когда собственный отец лишил его жизни, так неужели теперь позволим ему погибнуть? – сказал Гермес своему отцу Зевсу.

 

Такого же мнения был и Зевс, и тогда Гермес поспешил к своему сыну Миртилу, который был возничим Эномая.

 

– Слушай, Миртил, – сказал Гермес. – Я желаю, чтобы погиб не Пелоп, а Эномай. Поэтому постарайся, чтобы колесница твоего господина сломалась во время состязания.

 

Сын изобретательного Гермеса нисколько не уступал в находчивости своему отцу и сразу же придумал, что делать.

 

Ночью Миртил пошел к колеснице Эномая, вынул деревянную чеку, державшую правое колесо, и заменил ее восковой...

 

Утром началось состязание. Противники должны были отправиться от храма Зевса в Олимпии, а к вечеру прибыть к храму Посейдона на Истме.

 

Эномай, как всегда, позволил противнику отправиться на час раньше, а сам тем временем пошел принести жертву Зевсу. Когда жертвоприношение завершилось, Пелоп был уже далеко, но Эномай, словно молния, помчался следом. У сына Тантала были тоже очень быстрые кони, так что царю Писы пришлось скакать довольно долго, не видя перед собой колесницы Пелопа. Тогда Эномай принялся нетерпеливо и сильно нахлестывать коней. Впервые он проделал столь длинный путь, чтобы настичь противника. Наконец, колесница Пелопа показалась вдали. Эномай воодушевился, а кони его, словно почувствовав прилив новых сил, еще стремительнее поскакали вперед. Расстояние между колесницами все время сокращалось. Пелоп оглянулся и увидел грозного Эномая, который приближался, словно буря. Тогда-то скачка стала совсем неистовой. Кони Пелопа, словно поняв, что приближается свирепый враг, неудержимо рванули вперед. Невзирая ни на что, Эномай пытался настичь противника. Прилагая нечеловеческие усилия, Пелоп заставил своих коней лететь еще быстрее. Напряжение противников достигло предела. От исхода состязания – и это прекрасно знали оба – зависела жизнь и смерть. Эномай сделал еще одно страшное усилие. Он то и дело поднимал бич и снова опускал его, постепенно сокращая разрыв. Быстрее кони Пелопа бежать уже не могли. Расстояние все уменьшалось. Ритмично покачиваясь на колеснице, Эномай неумолимо приближался. Река его уже потрясала длинным копьем. Дикая радость появилась на лице Эномая, когда он увидел, что приближается мгновение, когда он одержит победу, а противник его падет замертво на землю. Вот уже показался конец пробега: вдали виднелся храм Посейдона. Эномай скакал еще быстрее. Пелоп отчаянно пытался оторваться, но кони его совсем выбились из сил.

 

– О, боги! – воскликнул Пелоп. – Неужели вы позволите мне погибнуть после того, как спасли меня от собственного отца?!

 

Но боги словно забыли о нем, поддельная чека была прочна, словно железная, а Эномая летел, словно вихрь. Колеса грохотали по каменистой дороге. Мгновение, которого ожидал Эномай, наступило. Собрав все силы, со страшный криком занес он высоко руку с убийственным копьем, чтобы вонзить его в спину Пелопу. Вдруг правое колесо отлетело в сторону, колесница царя опрокинулась, а сам он погиб страшной смертью, влачимый конями по камням. Таков был конец кровожадного царя Писы. Таков был конец состязания. Благодаря Миртилу, Пелоп вышел из него победителем, женился на прекрасной Гипподамии и стал царем Писы.

 

Однако все истории такого рода очень редко имеют счастливый конец, поскольку мифы, сколь бы фантазии в них ни содержалось, – не сказки, и не все в них происходит так, как нам бы того хотелось. А продолжение у этой истории было вот какое.

 

Пелоп узнал, что спасся благодаря Гермесу, и в знак благодарности воздвиг в честь бога храм. Это был первый в мире храм Гермеса. Затем он позвал Миртила и сказал:

 

– Проси у меня чего только пожелаешь, и я исполню твою просьбу.

 

При этом Пелоп не подозревал, чего может пожелать Миртил, сын же Гермеса пожелал ни много, ни мало, но полцарства.

 

Очень не хотелось Пелопу расставаться с половиной своих владений. Всю ночь не мог он глаз сомкнуть, а утром пошел к Миртилу и отправился вместе с ним якобы устанавливать границы. Так Пелоп привел Миртила на крутую скалу и внезапно сбросил его оттуда в бурное море.

 

Перед смертью Миртил успел проклясть Пелопа и его потомков. Тщетно сын Тантала молил у бога Гермеса, который уже дважды спас его, избавления от беды. Гермес не внял Пелопу и не только потому, что Пелоп убил его сына, но и потому, что он убил человека, который спас ему жизнь. Проклятие Миртила исполнилось. Пелоп и его потомки испытали страшные несчастья, совершили гнуснейшие злодеяния и были сурово покараны богами. Однако, несмотря на это, память о Пелопе сохранилась. Страна, куда он прибыл и где стал царем, стала называться Пелопоннесом.

 

Такова трагическая история, о которой напоминают статуи восточного фронтона. А западный фронтон повествует о битве лапифов с кентаврами.

 

Лапифы были народом, обитавшим в Фессалии. Об одном из их царей, Иксионе, мы уже рассказывали в предыдущей книге. Там же речь шла и о том, как родился первый кентавр. Вообще же говорили, что кентавры были потомками Иксиона и Нефелы. Это были очень странные существа: половина их тела была человеческой, а другая – лошадиной. Все они были дикими за редким исключением, как, например, мудрый кентавр Хирон, который был к тому же бессмертным. Учениками Хирона были многие легендарные герои и даже боги, как, например, Асклепий, научившийся у этого мудрого кентавра искусству врачевания.

 

Кентавры были соседями лапифов. Обитали они на Пелионе и до той поры жили с лапифами в мире.

 

Царем лапифов был герой Пирифой. Пришло время Пирифою жениться, и он взял в жены прекрасную Дейдамию, устроив пышную свадьбу, на которую пригласил многих героев со всей Греции. А поскольку кентавры происходили от лапифского царя, Пирифой тоже пригласил их на свадьбу во главе с их вождем Эвритионом и устроил их в пещере близ своего дворца.

 

Слуги Пирифоя установили в пещере столы со щедрым угощением и принесли вдоволь крепкого вина. Однако кентавры не знали, что этот напиток нужно разбавлять водой, поэтому они напились чистого вина и вскоре захмелели.

 

Тогда вождь их Эвритион решил в состоянии опьянения овладеть невестой и, не долго думая, ринулся во дворец. Грозно гремя копытами, ворвался Эвритион в просторный пиршественный зал и схватил прекрасную Дейдамию.

 

Вне себя от гнева из-за оскорбления, которое нанесли его жене и ему самому, Пирифой выхватил меч и бросился на Эвритиона. То же сделали и гости царя, так что вождь кентавров вернулся в пещеру весь в крови.

 

– Смотрите, что сделал Пирифой! – закричал он. – Давайте все вместе нападем на них и похитим их жен!

 

Эти слова явились для пьяных кентавров побуждением к тому, чтобы ворваться во дворец и броситься на жен лапифов.

 

Лапифы вновь схватились за мечи, и сразу же началась страшная битва. Кентавры вооружились скамьями, треножниками, разбитыми столами и тому подобными предметами, и стены дворца содрогнулись от шумной схватки и разрушения. С необычайной отвагой защищали лапифы своих жен. Однако некоторым из кентавров удалось схватить лапифских женщин и бежать с ними из дворца. Следом устремились и другие кентавры. Пирифой во главе лапифов и других героев пустился в погоню, и битва закипела снова. Обладая страшной силой, кентавры бросали в героев огромные камни и поражали их палицами. Они были сильнее людей, но в самый тяжкий миг на помощь лапифам пришел близкий друг Пирифоя – великий афинский герой Тесей. Первым пал от руки Тесея сам Эвритион. Лапифы сразу же воодушевились и во главе с афинским героем с новой силой устремились на кентавров. Битва превратилась в избиение, и только очень немногим кентаврам удалось спастись, бежав в горы. Но и те не прожили долго, погибнув вскоре от смертоносных стрел Геракла, который сражался с кентаврами потому, что те пытались убить его.

 

Так горы и леса были очищены от диких кентавров.

 

К сожалению, не избегнул гибели и Хирон. Из-за недосмотра Геракла мудрый кентавр был тяжело ранен. Хирон тяжко страдал от невыносимых мук, однако умереть не мог, поскольку был бессмертен. В конце концов, он упросил Зевса позволить ему умереть, чтобы избавиться тем самым от страшных страданий, которые иначе не прекратились бы вовек.

 


Excerpted from "Боги и Люди" by Menelaos Stephanides
Copyright © by Dimitris Stefanidis. All rights reserved.
No part of this excerpt may be reproduced or reprinted without permission in writing from the publisher.

 

Пять поколений

Прометей, защитник человечества

Всемирный потоп

Прометей

Селена – Эос – Гелиос

Дионис, бог веселья

Пан

Музы и Хариты

Орфей и Эвридика

Боги ветров

Дедал и Икар

Пелоп и Эномай

Европа и Кадм

Зет и Амфион

Ниоба

what did you think?

 

name or/and e-mail:

 

address (town/country):