Deutsch
Griechisch
Englische

Илиада - Троянская война cover look inside

6. Илиада - Троянская война

(Russian)

Also available in English, French and German

 

 

Price: € 6,90

Usually ships within 24 hours

 

 

 

 

  • Overview
  • Details
  • Text
  • Contents
  • Write a review

В те далекие легендарные времена, когда на земле жило славное поколение героев, на восточном берегу Эгейского моря высился город Приама, славная Троя. Город, которому было суждено познать самую великую и самую страшную из войн, вызванных раздорами как богов, так и людей. Потому что под стенами Трои пало на поле брани несметное множество героев - ахейцев и троянцев, пока этот богатый город не превратился в пепелище и груду развалин и не погибли его доблестные защитники. Что же было причиной столь великого зла? Красота жены царя Спарты. Но какая красота! Разве нашелся бы хоть кто-нибудь, у кого при виде Елены Прекрасной, не сорвались бы с уст те же слова, которые изрекли троянские старейшины, увидав ее на башне у Скейских ворот: “Правы ахейцы и правы троянцы, что столько лет сражаются ради такой красоты!”?

6. Илиада - Троянская война

(Russian)

 

Retold by Menelaos Stephanides
with 31 pencil drawings by Yannis Stephanides
Translation: Oleg Tsybenko
256 pages, paperback, pocket size 16,5 x 11,5 cm

ISBN-10: 9604250795, ISBN-13: 9789604250790

 

Широкими шагами быстро шел Гектор по улицам города. Он уже не надеялся увидеться с Андромахой и теперь направлялся к Скейским воротам, чтобы вернуться в сражение.

 

– Куда ты, безумец?! – услыхал он вдруг за спиной голос своей несравненной супруги и, повернувшись, увидел ее.

 

Рядом с Андромахой была кормилица, державшая на руках их сына – маленького Астианакта. Увидав их, Гектор улыбнулся. Со слезами на глазах подошла к нему Андромаха и, вложив обе свои руки в его широкую ладонь, сказала:

 

– Твоя храбрость погубит тебя, безумец! Пожалей нашего младенца, злополучный, и меня, потому что меня ты оставишь вдовой. Ведь убьют тебя ахейцы, напав на тебя все вместе. Однако если суждено мне потерять тебя, то тысячу раз лучше сойти мне в аид, чем оставаться здесь, испытывая только страдание. Нет больше у меня ни отца, ни почтенной матери. Отец мой пал от меча Ахилла, а вместе с ним и все мои братья. Мать же мою, изведавшую рабство, убила затем гневная Артемида. Гектор, ты для меня и отец, и мать, и брат, и любимый супруг. Сжалься над нами и оставайся здесь, на башне, чтобы не сделать сына своего сиротой, а меня – вдовой. Поставь только воинов у дикой смоковницы, где стена городская наиболее уязвима, и откуда уже трижды пытались ворваться в город храбрейшие из ахейцев во главе с Аяксами и Атридами.

 

– Мысли эти мучат меня, дорогая жена, но я не могу оставить поле боя. Как мне смотреть после этого в лица мужам, как поднять глаза на их матерей? Разве могу я оказаться трусливым? Разве вынесет это мое сердце? Я привык всегда быть первым, добывая славу для меня самого и для моего отца. Однако знаю, что наступит день, когда погибнет священная Троя, погибнет Приам и весь народ наш. И не думаю я столько о страданиях троянцев, ни о царе Приаме, ни о почтенной моей матери, ни о доблестных братьях, многие из которых падут мертвыми во прах, сколько терзает меня мысль о твоем горе, когда кто-то из вооруженных ахейцев будет влачить тебя в рабство, а ты будешь проливать горькие слезы. О, если бы ты знала, как страдаю я, думая о печали, которая будет терзать тебе сердце, когда ты окажешься невольницей в далеком Аргосе, склонясь над ткацким станком или нося воду из ручья, покорствуя жестокой неотвратимости. О, если бы ты знала, какие муки испытываю я при мысли, что, увидав слезы на глазах твоих, скажут: “Это – супруга Гектора, который был величайшим полководцем троянским”. И тогда тебе снова будет больно сознавать, что погиб тот, кто мог спасти тебя. Но да сделает Зевс так, чтобы земля могилы скрыла меня прежде, чем до слуха моего донесется твой горестный плач, когда тебя поведут в рабство.

 

С этими словами Гектор протянул руки к сыну, однако тот резко отпрянул, испугавшись блеска меди и конского хвоста на его шлеме. Засмеялись тогда Гектор и Андромаха. Гектор снял с головы шлем и положил на землю, а затем взял ребенка на руки, поцеловал его, покачал на руках и сказал:

 

– Зевс-отец! Сделай так, чтобы сын мой стал, как и я, первым среди троянцев, и удостоился чести царствовать в могущественном Илионе! Боги, сделайте так, чтобы мать его радовалась всем сердцем, видя, как он возвращается победителем из битвы с обильной добычей, а еще больше радовалась, слыша, как говорят: “Он превзошел даже своего могучего отца!”

 

С этими словами Гектор снова передал мальчика матери, которая прижала его к благовонному лону, и улыбка озарила ее заплаканное лицо. Муж приласкал ее и сказал:

 

– Я огорчил тебя невольно. Никто не знает, какая кончина уготована ему. От судьбы же не уйти ни трусливому, ни храброму.

 

Произнеся эти слова, Гектор снова надел шлем. Затем он ушел, и это прощание их было последним.

 


Excerpted from "Илиада - Троянская война" by Menelaos Stephanides
Copyright © by Dimitris Stefanidis. All rights reserved.
No part of this excerpt may be reproduced or reprinted without permission in writing from the publisher.

До войны

Жертвоприношение Ифигении

Первые девять лет войны

Гомеровская Илиада

Последние дни Трои

Поэт “Илиады” и “Одиссеи”

what did you think?

 

name or/and e-mail:

 

address (town/country):